СУДЬБА СОЛДАТА: ИЗ ХРОНИКИ ОДНОЙ СЕМЬИ. Часть V. - Персоналії 87-ї сд - 87-ма стрілецька. У боях і походах - Каталог статей - Персональный сайт Сергея Яровенко
Неділя
04.12.2016
13:09
Форма входу
Категорії розділу
Історія бойового шляху 87-ї сд (1-го формування) [11]
Розповідь про бойовий шлях 87-ї стрілецької дивізії з моменту формування до вересня 1941 року
Персоналії 87-ї сд [7]
Публікації про 87-му сд та її бійців в засобах масової інформації.
Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів [41]
Спогади ветеранів 87-ї сд, зібрані сином командира 16-го сп 87-ї сд Борисом Петровичем Филимоновим та із фондів музеїв Луцька, Володимира-Волинського, Устилуга
Від курсанта до комбата. "Лейтенантська" проза Миколи Івановича Куцаєва. [8]
Розповідь про курсантські роки та перші місяці боїв 1941 року колишнього командира 6-ї стрілецької роти 283-го сп 87-їсд М.І.Куцаєва, надані його сином М.М.Куцаєвим, м.Ростов-на-Дону.
Пошук
Наше опитування
Чи готувався СРСР до нападу на Німеччину у 1941 р.

Всього відповідей: 352
Друзі сайту
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Бої місцевого значення

Каталог статей

Головна » Статті » 87-ма стрілецька. У боях і походах » Персоналії 87-ї сд

СУДЬБА СОЛДАТА: ИЗ ХРОНИКИ ОДНОЙ СЕМЬИ. Часть V.

    На рассвете 1-го сентября части 260-й пехотной дивизии немцев, скрытно выдвинувшись через поросшую кустарником местность,  захватили деревню Вибли  а также соседние деревни Подгорное и Писки. (47) Так oбразовался  плацдарм, который в военных документах того времени получил название "Виблинский".

 
 

Карта боев на Виблинском плацдарме 30 августа - 6 сентября 1941 года. (48)

 

+  Место гибели  полковника М.И. Бланка

 

     Деревня Вибли, являвшаяся ключевой позицией этого плацдарма, располагалась на высоте с которой хорошо простреливалась вся пойма реки  Десна в прилегающей местности. Примерно в двух километрах от нее проходила железная дорога на Чернигов.

 

     Опасная ситуация, сложившаяся в районе Чернигова, вызвала беспокойство Ставки. Последовал приказ - немедленно выбить немцев.

 

     Потапов нагрянул на командный пункт корпуса без предупреждения. Чем доказательнее Бланк объяснял невозможность быстрой ликвидации плацдарма, тем упрямее командующий требовал от него выполнения приказа Ставки.

 

"Из боевого приказа командующего 5-й армией  # 0040 oт 1 сентября на уничтожение противника в районе Чернигова.”

 

"… 15 ск во взаимодействии с частями 1 вдк 2.9 после часовой артподготовки перейти всеми силами в решительное наступление …    (49)

 

    В годы войны, особенно в ее начале, распоряжения вышестоящих инстанций нередко не соответствовали обстановке, сложившейся к моменту их получения войсками . Силой приказа в них выражалось желание, не подкрепленное возможностями войск. Подобная ситуация сложилась и в ходе боев на виблинском плацдарме. Генерал  Потапов, вне всякого сомнения  понимал, что сил, которыми располагал полковник  Бланк, было недостаточно для того, чтобы ликвидировать виблинский плацдарм и отстоять Чернигов. Однако  противостоять давлению сверху со стороны Ставки и командования Юго-Западного фронта он не cмог. Михаил Иванович Потапов был солдатом,  готовым   выполнить приказ не жалея ни себя, ни своих подчиненных. Конечно, полковник Бланк  который, согласно воспоминаниям И.Х. Баграмянa всегда отличался "энергией и оптимизмом", не мог откровенно сказать делегации Военного Совета фронта, что назревает катастрофа, хотя прекрасно все понимал. Для себя  решил, что сделает все, что в его силах, для ее предотвращения. Об этом свидетельствуют мемуары К.С. Москаленко.

 

     Будущий маршал Москаленко являлся в то время командиром 1-й артиллерийской противотанковой бригады . Являясь  резервом  командующего  5-й армии,   бригада  помогала  15-му корпусу оборонять Чернигов. Встреча К.С. Москаленко с  Михаилом Ильичем состоялась  1-го сентября, на следующий день после отъезда М.И.Бурмистренко и сопровождавших его офицеров.   Воспоминания К.С. Москаленко имеют особое значение, предоставляя нам уникальную возможность понять, спустя почти 70 лет, что в действительности творилось на душе у полковника Бланка в те дни. В разговоре с Москаленко он мог быть более откровенен.  Не было необходимости демонстрировать "энергию и оптимизм". Оба командира знали действительное положение дел  в полосе обороны корпуса и трезво оценивали шансы  отстоять город.

 

Из мемуаров маршала К.С. Москаленко "На Юго-Западном направлении. Воспоминания командарма ”

 

"Положение на фронте 15-го стрелкового корпуса севернее Чернигова было чрезвычайно тяжелым. Командир корпуса полковник М. И. Бланк, знакомя меня с обстановкой, назвал ее угрожающей. И он не преувеличивал. Противник превосходящими силами при поддержке танков оказывал большое давление с фронта. Одновременно немецкая 260-я пехотная дивизия форсировала  Десну на правом фланге корпуса и захватила плацдарм в районе Вибли.

 

Рассказав обо всем этом, полковник Бланк показал мне телеграмму начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова, адресованную командующему Юго-Западным фронтом. В ней говорилось: «С захватом противником Вибли создается явная угроза Чернигову и стыку фронта... Чернигов должен быть удержан за нами во что бы то ни стало».

 

— Как видите,— говорил полковник Бланк,— приказ прошел все инстанции — осталось немногое: выполнить его. Но какими силами? В ротах всего лишь по 20—30 активных штыков, боеприпасы на исходе...— Он глубоко вздохнул, улыбнулся.— Но приказ есть приказ, выполнять его теперь нам с вами. Это была моя последняя встреча с М. И. Бланком. "(50)

 

    Наступило  2 -е сентября 1941 года.  73-й день войны

 

    Дул свежий, порывистый ветер.  Похолодало. С кургана застрочил  пулемет, и ему вдруг вспомнились строчки из стихотворения, прочитанного в Камышине в далеком 1916 году.

 

Как собака на цепи тяжелой

 

Тявкает за лесом пулемет,

 

И жужжат шрапнели, словно пчелы,

 

Собирая ярко-красный мед. (51)

         Полковник Бланк подошел к полуразрушенной церкви в которой располагался  наблюдательный пункт. На колокольню вела крутая, порыжевшая от старости, железная лестница. Под куполом был набросан настил из бревен, проложен проход к узкому створчатому окну. Вплотную к нему на брусе с помощью штыря была закреплена стереотруба. С этой точки немецкий плацдарм был как на ладони. Он осмотрел местность, где его бойцам предстояло атаковать немцев. Перед ним расстилался луг,  поросший невысоким ореховым кустарником. Влево от него  шла  дорога в сторону сел Писки и Подгорное. Направо за лугом виднелось село Вибли. Несколько древних  курганов около реки. Немцы закрепились на них и занимались оборудованием позиций. Делали это сноровисто, со знанием дела. Профессиональным взглядом военного отметил  четкость с которой немцы опоясывали курганы оборонительными укреплениями. "Хорошие у них солдаты"- в который уже раз подумалось ему.  Cпустился    вниз. Подбежал адъютант Степа: "Товарищ полковник  Вас к телефону командующий армией генерал Потапов".  Взял трубку: "Слушаю товарищ генерал-майор!" В ответ  послышались угрозы, обвинения в преступной бездеятельности, неспособности ликвидировать немецкий плацдарм... 

 

    Тогда  он принял решение атаковать немцев тем, что в тот момент оказалось у него под рукой - силами двух батальонов 62-й стрелковой дивизии и одним батальоном десантников. Отдав приказ о штурме плацдарма  знал, что в предстоящей атаке на хорошо укрепленные позиции немцев, многие из его бойцов  погибнут. Как подчиненный  полковник Бланк не мог оспаривать решение командующего армией, был обязан подчиниться ему. Но подчинившись - принимает  решение  самому возглавить атаку.  Это был его выбор, и здесь на него не могли повлиять ни командование Юго-Западного фронта , ни генерал Потапов. Он как бы отвечал им: "Вы руководите тысячами и мной в том числе, но собой лично руковожу я, поэтому буду поступать так, как считаю нужным." Атаку назначил под вечер:  днем солнце било в лицо его бойцам готовившимся штурмовать немецкий плацдарм.  В шесть часов тридцать минут началась артподготовка к наступлению. Снарядов было недостаточно. Поэтому она была настолько слаба, что не могла причинить особого вреда противнику, зато насторожила его. Взвилась вверх зеленая ракета. Полковник Бланк первым поднялся из окопа и пошел на врага с винтовкой в руках. Десантники 204-й  бригады  по открытому полю, по пластунски и короткими перебежками следовали за ним. Они быстро и почти без потерь прошли первую половину пути, но дальше их встретил густой огонь пулеметов. Пока он был еще малоприцельным и бойцы продолжали выдвигаться на рубеж атаки. До немецкого плацдарма оставалось метров триста. Внезапно все потонуло в сплошном гуле разрывов мин и снарядов. Оказалось что немцы хорошо пристреляли этот участок. Десантники залегли. Атака захлебывалась.  Тогда полковник снова встал во весь рост и крикнув: "За мной ребята!"- рванулся вперед. Поднявшийся в атаку батальон сбил немцев с позиций. Вот уже и окраина деревни Писки...   (52)

 

  Бой был настолько ожесточенным, что его участники прошедшие  всю войну, помнили о нем даже спустя многие годы. Потому и  сохранилось немало свидетельств о событиях того дня. Вот лишь одно из них.

 

Из воспоминаний ветерана 260-й дивизии Вермахта пулеметчика Гетца о боях на  виблинском плацдарме.

 

    "Это было 2-го сентября 1941 года - последнего дня жизни для 2-й роты и для очень многих. … Наступил вечер, когда нас атаковали, и с таким размахом, которого я до сих пор еще не видел. Впервые я услышал русское "Ура!", которое пронизывало насквозь до мозга костей. Они поднимались и стреляли на ходу. Мы залегли со своими пулеметами позади садовой изгороди. Мой товарищ Шутцбах стрелял, а я подавал ему пулеметную ленту. Сегодня, я должен сказать, мы мужественно оборонялись, но и те, что нас атаковали,  были не от плохих родителей, они штурмовали  село, невзирая на потери... Это был Деснянский плацдарм, который русские непременно хотели взять, но это им не удалось. Mногие из нашей дивизии погибли, а  местечки  Вибли  и  Писки стали особым понятием в истории нашей дивизии."(53)

 
 

Одно из кладбищ солдат 470-го полка  260-й дивизии погибших у деревни Вибли. Сентябрь  1941 года.  (54)

 

    До наступления темноты у немцев  удалось отбить  деревни Подгорное, Писки,  часть Вибли. Однако увидеть успех своих солдат полковнику Бланку было не суждено. В этом бою он был смертельно ранен..

 

    Заканчивался 73-й день Великой Отечественной войны. До Победы оставалось еще долгих 1345 дней и ночей…

 

    Названия деревень Вибли, Писки, Подгорное  остались лишь в армейских сводках. В сводке Информбюро за 2-е сентября 1941 года  о них не было ни слова.

 

Лишь короткая безликая фраза:  "В течение 2-го сентября наши войска продолжали вести упорные бои с противником на всем протяжении фронта..."

 

      Похоронили полковника Бланка 4-го сентября 1941 года в городе Прилуки. В письме сослуживца В.Еропкина есть описание как провожали его в последний путь. К сожалению, копия письма направленная дочерью Елизаветой Михайловной Бланк в адрес краеведческого музея города Прилуки в 1985 году, сохранилась лишь частично.

 

    Вот оно перед нами - чудом дошедшая весточка из далекого  41-го года.

 
 

Из письма В. Еропкина

 

"...встретил личного адъютанта Михаила Ильича - выяснил, что никто не знает Вашего адреса-сообщил ему и многим его товарищам. В 19 часов  вынос тела. Oркестр, много провожающих, цветы, венки. На всем пути до братского кладбища на дороге выстроились жители города Прилук. Прощальный митинг открыл тов.Данилов. Под звуки Интернационала в 20 часов был опущен и похоронен Михаил Ильич.  Братское кладбище и могилу найти очень легко, могила расположена в центре (точно в центре) среди могил погибших борцов периода 1918-20-х годов. В голове стоит пьедестал, впереди памятник в виде стеллы из трех кусков с изображением борьбы против врагов Советской власти. Михаил Ильич погиб от вражеской разрывной пули, которая попала в голову. После чего жил всего несколько секунд и успел прошептать пару слов своему адъютанту: "Степа! всё!" Убит был 2 августа (Описка. Следует читать 2-го сентября. - Д.В.) на фронте, и похоронен далеко в тылу в г. Прилуках. Утешать Вас не буду, не умею, а вполне искренне разделяю Ваше горе. Всем чем могу помогу."     В. Еропкин      5.9.41        

 

       Письмо было написано жене  - Фриде Борисовне Бланк  5-го сентября 1941 года  на следующий день после  похорон. Однако оно дошло до адресата только через несколько месяцев. Cемья М.И. Бланка, как и семьи других офицеров Юго-Западного фронта, сначала была эвакуирована в Челябинскую область, где проживала в поселке Сорочинск, a спустя какое-то время   Фрида  Борисовна с 13-летней  дочерью Елизаветой переехала в Ташкент.

 

       Через 20 лет после гибели, прах полковника М.И. Бланка был перезахоронен. В oдном из районов города Прилуки, со времен Гражданской войны сохранилась братская могила, где в 1919 году были похоронены 28 красноармейцев, погибших в боях с бандой атамана Ангела. В начале 60-х годов власти города приняли решение о перезахоронении воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны на эту территорию с тем, чтобы создать единый мемориальный комплекс. После  реконструкции  он получил название cквер Вечной Славы, которое носит  до наших дней.

 

 
 

Прилуки. Сквер Вечной Славы. Сентябрь 2009 года.

 

     C 1981 года   имя  Михаила  Ильича  Бланка  носит  однa из улиц Чернигова, города который он защищал в 1941-м.

 

      Однако все это будет потом, через  многие десятилетия…  А пока,  морозным январcким днем  1942 -го по улицам Ташкента  идет женщина-почтальон. Вот она прошла улицу Обуха и, свернув налево, оказалась на тихой улице Лугина.… Пройдет несколько минут,  и моя бабушка узнает, что  принесла похоронку в семью брата Миши.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Послужная карта полковника М.И.Бланка.

Категорія: Персоналії 87-ї сд | Додав: voenkom (21.08.2011) | Автор: Дем'ян Вайсман
Переглядів: 1303 | Теги: 1941, 15 СК, , бланк | Рейтинг: 5.0/7
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: