СУДЬБА СОЛДАТА: ИЗ ХРОНИКИ ОДНОЙ СЕМЬИ. Часть І. - Персоналії 87-ї сд - 87-ма стрілецька. У боях і походах - Каталог статей - Персональный сайт Сергея Яровенко
Субота
10.12.2016
17:44
Форма входу
Категорії розділу
Історія бойового шляху 87-ї сд (1-го формування) [11]
Розповідь про бойовий шлях 87-ї стрілецької дивізії з моменту формування до вересня 1941 року
Персоналії 87-ї сд [7]
Публікації про 87-му сд та її бійців в засобах масової інформації.
Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів [41]
Спогади ветеранів 87-ї сд, зібрані сином командира 16-го сп 87-ї сд Борисом Петровичем Филимоновим та із фондів музеїв Луцька, Володимира-Волинського, Устилуга
Від курсанта до комбата. "Лейтенантська" проза Миколи Івановича Куцаєва. [8]
Розповідь про курсантські роки та перші місяці боїв 1941 року колишнього командира 6-ї стрілецької роти 283-го сп 87-їсд М.І.Куцаєва, надані його сином М.М.Куцаєвим, м.Ростов-на-Дону.
Пошук
Наше опитування
Чи готувався СРСР до нападу на Німеччину у 1941 р.

Всього відповідей: 352
Друзі сайту
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Бої місцевого значення

Каталог статей

Головна » Статті » 87-ма стрілецька. У боях і походах » Персоналії 87-ї сд

СУДЬБА СОЛДАТА: ИЗ ХРОНИКИ ОДНОЙ СЕМЬИ. Часть І.

"Полковник Бланк с первых дней войны отличался изумительной храбростью."(1)

 

Из книги Маршала   Советского Союза И.Х. Баграмяна "Город-воин на Днепре"

Полковник Михаил Ильич Бланк (1898-1941) Фотография 1940-го года.

Морозным январским днем 1942 года по ташкентской улице Навои шла женщина-почтальон. Сгибаясь под  тяжестью сумки, она думала о том, как нелегко быть почтальоном в военные годы. Встречаясь с людьми, женщина видела в их глазах надежду и тревогу. Её ждали, её боялись. Для женщин, ожидающих вестей с фронта от мужей, сыновей и отцов, почтальон был единственной связующей ниточкой с близким человеком. Её  приглашали в дом, делились радостными вестями, порой и нерадостными. Ведь похоронки тоже разносили почтальоны. Неизвестно, что тяжелей - нести похоронку в дом или получить её. Бывало плакали вместе.. Почтальон и несчастная мать, молодая вдова. На такие случаи существовали даже особые инструкции: вручить письмо , обязательно дождаться, когда адресат его вскроет и прочтет. Если весть плохая, принести воды, вызвать врача или просто поговорить. Платили немного, но люди получившие радостную весть, порой делились с ней куском лепешки, фруктами. Это позволяло хоть как-то прокормить троих детей, младшему из которых было всего четыре года. Она была вдовой - месяц назад муж умер от туберкулеза. Он заболел от вечного недоедания - работая с утра  до ночи, отдавал последний кусок хлеба детям.

 

     Женщина уже знала, что всех ее родственников, не успевших покинуть родной Киев , убили немцы - слухи о том, что случилось в Бабьем Яру, дошли до Ташкента. Не было никаких вестей и от тех, кто находился в армии - братьев Абрама и Миши. Родного брата Абрашу   мобилизовали   незадолго до начала войны. Его часть находилась недалеко от Киева и  он часто бывал дома. Миша Бланк, который приходился ей двоюродным братом, был кадровым военным . Вся семья гордилась им - полковником Красной Армии! Женщина вспомнила, как он был красив в офицерской форме на фотографии, присланной незадолго до начала войны!  Виделись они редко. Она даже не была знакома с его женой. Знала, что у него растет девочка по имени Лиза. Он служил на Кавказе, затем в Средней Азии. Перед войной Мишу перевели на Западную Украину. Oн собирался приехать с семьей в Киев,  да, видно,   не судьба. Размышляя о судьбе братьев , женщина перешла мост  через канал Анхор, прошла улицу Обуха  и, свернув влево, оказалась на тихой улице Лугина….

Абрам Гершевич Воробьев (1911-1942) Фотография 1940-го года.

    Человеческая память устроена так, что позволяет  мыслям легко перескакивать через годы. Перенесемся же на несколько десятилетий назад - из  XXI века в начало осени 1941-го года.

 

      Первые лучи солнца уже осветили полуразрушенный в ходе жестоких бомбардировок Чернигов. Наступало утро 2 сентября. Утро 73-го дня войны. Пройдя по улицам города, выйдем к его северо-восточной окраине. Здесь, в здании бывшей школы, разместился командный пункт 15-го стрелкового корпуса, обороняющего Чернигов. В одной из комнат, склонившись над картой сидит военный с четырьмя шпалами на гимнастерке - командир корпуса полковник Михаил Ильич Бланк. Он пытается найти выход из тяжелейшей ситуации, в которую попало его соединение. Оборонять город практически нечем. Да и трудно назвать корпусом то, что имеется в его распоряжении. Если к началу войны корпус насчитывал около 50-ти тысяч человек и был мощным воинским формированием, то  к сентябрю в нем осталось всего около четырех тысяч бойцов - численность одного довоенного полка! Несмотря на это, командование фронта требовало не только обороняться, но и выбить немецкую дивизию с хорошо укрепленного плацдарма на берегу Десны...

 

       Задумавшись, он не заметил как память возвратила его в детство, в Екатеринбург где он родился  43 года  назад. По меркам начала XX-го века это был крупный город. Фабрики и заводы соседствовали в нем с церквями, костелами, синагогами. Однако жить в нем довелось недолго. Семья, в которой кроме него было еще двое детей, переехала на Полтавщину в городок Лубны. Здесь отец смог получить место приказчика в магазине. Mать занималаcь  воспитанием  Миши, его брата и сестры.  

 

     Каким чудесным городом казались ему Лубны! Особенно интересными были развалины старого польского замка, находившиеся на высоком холме. Он с друзьями спускался в таинственные подземные галереи, где они нередко находили монеты, обломки древних копий и мечей. Набегавшись, шли купаться в реке Суле... Однако детство пробежало так быстро!    Достатка в семье не было, и уже в 12 лет он начал работать упаковщиком в магазине. Спустя четыре года - учеником в конторе. Тянуло к учебе и,  не прекращая работу в конторе,  он экстерном заканчивает выcшее начальное училище ( что соответствовало 8-летке советского периода), a cпустя два года  гимназию. Вспомнился  1916 год. Третий год грохотала первая мировая война. На ее полях уже полегли сотни тысяч людей. Страшные потери требовалось пополнять. И вот, согласно очередному царскому указу, на военную службу призвали  молодую поросль - граждан России мужского пола рождения 1898 года.   Так, в сентябре 1916 года он оказался в армии. Поймал себя на мысли, что сейчас на   календаре сентябрь 1941-го. Значит это было ровно 25 лет назад. Четверть века... Как летит время!

 

    Уровень образования среди мобилизованных был невысок. Кто-то закончил церковно-приходскую школу. Основная же масса вообще не умела читать и писать. Призывников, окончивших гимназию, были единицы. Поэтому его призвали в качестве вольноопределяющегося. Из этой категории затем отбирались кандидаты для направления на краткосрочные офицерские курсы. На то, что он еврей,  особого внимания не обратили. Время было не то. Армии нужно было пополнение,  а нужда в офицерах на третий год войны была колоссальная.Так, Михаил оказался в 151-м учебном  полку, расквартированном в городе Камышин на Волге.

 

   Началась учеба. Преподаватели,уже успевшие повоевать, младшие офицеры и унтер-офицеры. Обучали основам командования небольшими подразделениями. Учили также стрельбе,  метанию гранат, преодолению проволочных заграждений и окопов. Главным оружием была знаменитая трехлинейка Мосина образца 1891 года. Вес  4кг.  Длина  1.29 метра.  Скорострельность  10 выстрелов в минуту. Трехгранный штык. Как писали тогда в боевых наставлениях: обладает тремя поражающими свойствами - огнем, штыком и прикладом. Будущих офицеров готовили в основном к штыковому бою. Пуля – дура, штык - молодец – таким  было основное правило русской армии еще со времен Суворова. "Длинным коли! Коротким коли! Вправо отбей! Штык перебрось! Сверху от сабли закройсь! Прикладом бей!" - целый день раздавалось на плацу. Учили жестко. Не успел чучело заколоть - огреют палкой. Не успел ров перепрыгнуть - упал в воду. Марш-броски, строгая дисциплина и наказание за всякое нарушение. Одно из наказаний - стоять с винтовкой и двухпудовым заплечным вещмешком час или более.

 

    Однако завершить курс не удалось. Учеба закончилась уже спустя несколько месяцев. В  феврале 1917 года произошла революция. Династия Романовых была свергнута,  и  Россия стала республикой. Какое интересное было время! Царя больше нет! Сама мысль об этом казалась для него невероятной. Ощущение свободы охватило всех.  По улицам ходили демонстрации с транспарантами. Кадеты и коммунисты, эсеры и анархисты - все вышли на улицы со своими требованиями. В войска хлынули разные агитаторы. Одни агитировали за войну до победного конца. Другие напирали на то, что немецкие солдаты - такие же рабочие и крестьяне - призывали повернуть оружие против своих буржуев, затеявших войну. В армии началось брожение. Разобраться в этом было непросто. Казалось, что правы все. Однако вскоре сталo понятно, что Временное Правительство с его лозунгом "Войнa до победного конца" не пользуется особой популярностью среди солдат. Многие отдавали предпочтение большевикам, выступавшим  за  прекращение войны. Не стал исключением и Михаил. Он записался в сочувствующие (была такая категория) и был избран членом полкового комитета. Летом 1917 года его служба в старой армии закончилась. В конце августа, заболев туберкулезом , возвратился к родителям  в Лубны. Несколько месяцев  был прикован к постели, находясь между жизнью и смертью. Лишь к маю 1918 года  смог одолеть болезнь.

 

    Власть на Украине в то время менялась чуть ли не каждый месяц. Большевиков сменила Центральная Рада во главе с Петлюрой, затем пришел гетман Скоропадский, опиравшийся на немцев, занявших Украину после Бресткого мира .  Август 1918 года. На призывном пункте появился высокий черноволосый, непринужденно державшийся с окружающими, юноша. Услышав крик: "Бланк на комиссию! "  он уверенно вошел в распахнутую дверь... С первых дней понял - сделал правильный выбор. Ощущение того, что армия - его судьба - останется на всю жизнь. Прошлое кануло, словно его никогда не было.   Политбойцом  в составе кавалерийского полка Михаил воюет с немцами, гоняется за бандами атаманов Ангела и Григорьева, которые терроризировали мирное население. Уже в качестве военного комиссара (военкома)  артиллерийской батареи  принимает участие в боях с войсками генерала Деникина, наступавшими на Москву. В боях на деникинском фронте  получил ранение в голову, но отказался уйти в госпиталь, оставшись со своими бойцами. В октябре 1919 года командование, учитывая, его высокий по тем временам образовательный уровень, отправляет Михаила учиться в Москву на артиллерийские курсы .  Однако учеба длилась недолго. В феврале 1920 года его свалил сыпной тиф, обострившийся  вследствиe недолеченного туберкулеза. Курсы пришлось покинуть. Он получает отпуск по болезни, но спустя три месяца уже снова в армии. В июне 1920 года  Михаил Бланк - военком отдельной конной батареи, отправляется на  Польский фронт в составе 14-й армии. Воюет под командованием прославленного командарма Иеронима Уборевича. В боях на реке Збруч  снова получает ранение и опять остается в строю.

 

   Осень 1920 года. Красная Армия начинает наступление на Крым против войск генерала П.Врангеля, закрепившихся на Перекопском перешейке и у переправ через залив Сиваш. В ночь на 8-е ноября при сильном ветре и морозе ударная группа 6-й армии красных, в составе которой был и его конно-артиллерийский дивизион , форсировала Сиваш. Бойцы шли по грудь в ледяной воде. Белые не ожидали удара с этого направления. Их оборона была прорвана. Крым стал советским. За участие в Гражданской войне его удостоили высшей награды - ордена Красного Знамени. Орден был учрежден в 1918 году для "присуждения проявившим особую храбрость и мужество при непосредственной боевой деятельности". Кавалеры этого ордена в 20-30е годы были редкостью. В 1926 году  даже издали книгу, где они были перечислены. На страницах книги он мог найти и свое имя -  имя военкома  49-го кавалерийского полка  Михаила Ильича Бланка, удостоенного орденом за номером  11201.

 

     Воспоминания перенесли его в начало 20-х годов. С разгромом войск Врангеля Гражданская война в сущности закончилась. В Красной Армии начинается военная реформа, сопровождающаяся резким сокращением ее численности. Из  5-ти миллионной  она превратилась в  500-тысячную. С марта  1921 года он - военком  1-го кавалерийского полка 2-й кавалерийской Туркестанской дивизии. Но уже в мае дивизию расформировывают. Часть командных кадров демобилизовывают, а оставшихся включают в состав 9-й кавалерийской дивизии Украинского военного округа, дислоцированной  в Проскурове на Украине. Oн   переходит в  дивизию   в должности   военкома кавалерийской бригады. Однако в январе 1922 года институт военных комиссаров в кавалерийских частях был ликвидирован. Не представляя свою жизнь вне армии, Михаил выразил желание остаться в ней даже с понижением в должности.  Командование, стремясь сохранить молодого перспективного командира – орденоносца, пошло навстречу.

 

   С января 1922 по август 1926 года  служит в ставшей ему родной 9-й дивизии  в должности командира взвода учебной дивизионной школы, командира эскадрона 51-го кавалерийского полка,  командира полковой школы, начальника штаба полка. Летом  1926 года он был рекомендован на учебу в Военную академию РККА, которая готовила командиров и штабных работников для звена "полк-корпус". (2)

 

      Август 1926 года.  В вагонном окне перед ним проплывают окраины Москвы с приземистыми домами из обожженного красноватого кирпича.  Поезд останавливается на Белорусском вокзале. Самодельный чемодан, в котором были сложены все нехитрые пожитки, уместился на узенькой пролетке извозчика. За небольшую плату тот помог  снять комнатку недалеко от  Академии. Позабыв обо всем на свете, Михаил стал готовиться к вступительным экзаменам в Академию. До сих пор помнилось  волнение с которым переступил порог старого особняка на Кропоткинской улице.      Экзамены были строгие. Проверялось знание уставов, оружия , тактики, военной истории и литературы.  Уверенный в своих силах он успешно сдавал один экзамен за другим. Они длились около месяца. Наконец он с волнением подошел к доске объявлений и прочел в списке принятых свою фамилию. Через час  получил  выписку на имя командира 9-й  кавалерийской дивизии.

 

     " Из приказа Реввоенсовета СССР от 21 сентября 1926 года     "...зачислить начальника штаба 2-го кавалерийского полка Бланка М.И. слушателем Военной Академии РККА им. М.В.Фрунзе" (3)

 

       И вот он уже в стенах прославленного учебного заведения! С первых дней  включился в занятия. Старался учиться как можно лучше. Это было трудно, но интересно.  В академии подобрался сильный преподавательский состав, имелась хорошая учебная база, умело составленная программа. Поселился в общежитии на четвертом этаже дома в Ваганьковском переулке, против здания библиотеки Ленина. Вставал в семь утра и позавтракав, уходил в Академию. Возвращался к вечеру и после короткого отдыха опять занимался до поздней ночи.

 

   С первого же занятия он вступил в "командование воинской частью". Как и другие слушатели получил карты, приказы, туманные сведения о противнике. Разделенные по группам, они составили штаб воинской части и вели боевые действия на протяжении всего академического курса. В роли противника выступали преподаватели. Надо ли говорить насколько серъезным был этот "противник" для молодых красных командиров! Перед слушателями академии  выступал  начальник штаба Красной Армии  будующий маршал Тухачевский, выдающиеся военные ученые-теоретики:  Карбышев, Свечин.

 

      В  Москве Михаил  встретил девушку Фриду, ставшую его женой. Здесь  же в мае 1928 года у них родилась дочь Елизавета. Лизонька…

 

     Перед выпуском из Академии 1 мая 1929 года он в последний раз стоял в строю на параде у Исторического музея против Никольских ворот Кремля. Гораздо быстрее, чем этого хотелось бы, пролетели три годa учебы.

 

        С июня 1929 по ноябрь 1930 года  служит в  должности начальника оперативного отдела  1-го кавалерийского корпуса Украинского военного округа. Затем, учитывая  опыт кавалериста и академическое образование, Михаила направляют в качестве преподавателя тактики на Высшие кавалерийские курсы командного состава, находившиеся в Новочеркасске.  Курсы курировал  сам знаменитый   Буденный! Преподавать на них было престижно. Вскоре Михаил избирают заместителем секретаря партийной организации курсов. Близость к высокому начальству предоставляла реальную возможность быстрого карьерного роста. Однако для него этот момент никогда не был определяющим. Еще в академии, слушая лекции Тухачевского, он понял - хотя кавалерия еще существует, век ее уже отмерен. Cпустя   год   сам попросился   на штабную работу. Во время учебы его оперативные карты всегда были яркими и четкими. Ему нравилось производить расчеты движения своих войск и войск противника. Это позволяло испытывать чувство ответственности, которое ощущаешь, когда карандаш скользит по топографической карте, и повинуясь ему, идут в бой полки.

 

        Начальство, недоумевая, отпустило. Начались годы службы на штабной работе. С ноября 1931 года - начальником отделения в оперативном отделе Северо-Кавказского (СКВО) , а с марта 1935 года  Средне-Aзиатского военного округа (САВО).

 

      В Среднюю Азию Михаил попал впервые. Для него, выросшего на Украине,  было нелегко переносить жару. Температура в июле здесь доходила до 40-50 градусов тепла в тени! Неспроста Средне-Азиатский военный округ относился к районам "с особыми условиями". Офицерский состав получал здесь надбавку к основному окладу, как например, на Дальнем Востоке. Ему доведеться прослужить здесь три года, обрести верных друзей. Он полюбил Среднюю Азию. Величественные горы с вечными льдами на вершинах,  казалось, терялись в дымке. Пышная растительность сменялась пустынями, где не было ни деревца, ни кустика, одна колючая трава. Ташкент, где располагался штаб округа, стал для него родным. Проходя по  его тихим окаймленным высокими тополями улицам,  он еще не знал, что в годы войны этот город даст приют его семье.  В редкие свободные часы, когда спадала жара, он с женой и дочкой любил ходить в  азиатскую часть Ташкента. В народе ее называли называли "старый город". Здесь по узким улочкам важно расхаживали  ослики. Вдоль журчащих арыков  росли плодовые деревья - вишни,сливы, абрикосы. Рынки, по здешнему базары, были полны дешевых фруктов и овощей, пряностей. Гортанные крики продавцов :"Подходи народ - свой огород!" -слышались со всех сторон. От него не могло не ускользнуть, что местное население и европейцы жили как бы в двух параллельных, мало соприкасавшихся мирах. Подчас казалось, что первые вообще не подозревали о существовании советской власти, которая скользила по поверхности их жизни, не задевая ее глубинных основ. Наверно, не случайно город так и остался в сознании жителей поделенным на "старый", где жили узбеки, и "новый",  населенный русскими и прочими европейцами. Видимая граница между между двумя общинами проходила по каналу Анхор в центре Ташкента - невидимая шла по душам людей, разделенных  различными религиями, традициями, языками и историей.

 

       Сейчас, оглядываясь назад, он подумал, что если исключить детство, то годы, проведенные в Ташкенте были, пожалуй, самым счастливым периодом его жизни.

 

         Cентябрь    1935 года. В  Красной Армии вводят воинские звания. Уходила в прошлое романтика первых лет революции с ее идеями всеобщего равенства в военной среде. На смену общему для всех званию красный помандир, а сокращенно "краском", пришли лейтенанты и капитаны, майоры и полковники. Тем, кто находился на командных должностях, давали более высокие звания. Штабистам - пониже.  Ему присвоили воинское звание" майор". (4)

 

        

Категорія: Персоналії 87-ї сд | Додав: voenkom (21.08.2011) | Автор: Дем'ян Вайсман
Переглядів: 832 | Теги: 1941, , 27 СК, Володимир-Волинський, 87 сд, бланк | Рейтинг: 5.0/9
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: