В СОСТАВЕ 87 СД - Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів - 87-ма стрілецька. У боях і походах - Каталог статей - Персональный сайт Сергея Яровенко
Субота
03.12.2016
09:43
Форма входу
Категорії розділу
Історія бойового шляху 87-ї сд (1-го формування) [11]
Розповідь про бойовий шлях 87-ї стрілецької дивізії з моменту формування до вересня 1941 року
Персоналії 87-ї сд [7]
Публікації про 87-му сд та її бійців в засобах масової інформації.
Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів [41]
Спогади ветеранів 87-ї сд, зібрані сином командира 16-го сп 87-ї сд Борисом Петровичем Филимоновим та із фондів музеїв Луцька, Володимира-Волинського, Устилуга
Від курсанта до комбата. "Лейтенантська" проза Миколи Івановича Куцаєва. [8]
Розповідь про курсантські роки та перші місяці боїв 1941 року колишнього командира 6-ї стрілецької роти 283-го сп 87-їсд М.І.Куцаєва, надані його сином М.М.Куцаєвим, м.Ростов-на-Дону.
Пошук
Наше опитування
Чи готувався СРСР до нападу на Німеччину у 1941 р.

Всього відповідей: 352
Друзі сайту
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Бої місцевого значення

Каталог статей

Головна » Статті » 87-ма стрілецька. У боях і походах » Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів

В СОСТАВЕ 87 СД

Василенко Емельян Иванович

бывший командир 96-го сп 87-й сд

генерал-майор в отставке

 

 

В СОСТАВЕ 87 СД

Генерал-майор О.І.Василенко, 1968р.

1. Освободительный поход и финская кампания.

В качестве командира 96-го стрелкового полка 87 стрелковой дивизии я участвовал в освободительном походе Красной Армии в Западную Украину в сентябре 1939 года.

Командовал дивизией в то время Матыкин Ф., бывший командир батальона 1-й Московской пролетарской дивизии, получивший боевой опыт в Испании. Это был высокограмотный и бесстрашный командир.

Перейдя утром 17 сентября государственную границу, части дивизии освободили ряд городов Ровенской и Волынской областей, форсировали реку Западный Буг и вышли на рубеж реки Вепш, на подступы к Люблину.

После того как государственная граница была установлена по Западному Бугу, части 87 сд отошли на ее восточный берег.

96 с.п. был сосредоточен в полосе г.Рава-Русская – г.Сокаль. Штаб полка г.Сокаль.

Подразделения полка до прихода пограничных войск несли охрану границы, а затем приступили к инженерному оборудованию приграничной полосы на участке от г. Сокаль до м.Устилуг.

В декабре 1939 г. части дивизии стали готовиться на финский фронт. Весь автотранспорт приспосабливался для установки пулеметов и минометов.

Личный состав экипировался для боевых действий в зимних условиях.

В начале февраля 1940 года части дивизии в порядке очередности грузились в эшелоны и отправлялись в Финляндию.

В г. Владимире-Волынском остался один 197 легко-артиллерийский полк и полковые школы стрелковых полков.

На финском фронте дивизия участвовала в боях на Петрозаводском направлении в составе 8-й армии, которой командовал командарм Штерн Г.М.

 В апреле 1940 г., передав свой участок государственной границы пограничникам, дивизия возвратилась на место своей постоянной дислокации.

Весной 1940 г. в полосе 87 с.д. началось строительство укрепленного района. Его строительство полностью было завершено к началу Великой Отечественной войны.

Вдоль границы на удалении один от другого 300 – 500 метров по фронту и в глубину строились пулеметные и артиллерийские железобетонные долговременные сооружения – ДОТы.

Глубина этого железобетонного пояса в зависимости от важности направления составляла 3 – 4 км.

К началу Великой Отечественной войны были завершены все инженерные работы в приграничной полосе, глубина которой вместе с полевыми сооружениями, возведенными осенью 1939 г. составляла 5 – 7 км.

Для работ на границе от каждого полка выделялось по одному батальону. Эти работы продолжались все лето 1940 г. и весной 1941 г.

В мае 1941 г. части дивизии вышли в лагерь Когильно, в 12 км восточнее Владимира-Волынского и приступили к планомерной боевой подготовке.

2. Обстановка на границе перед войной.

По долгу службы я, как командир 96 с.п. часто бывал на границе в полосе от г.Сокаль до местечка Устилуг. Неоднократно мне приходилось наблюдать проводимые немцами тактические учения в составе пехотного батальона, танкового батальона и артдивизиона в приграничной полосе с боевой стрельбой вдоль границы. Учения проводились в дневное и ночное время. О поведении немцев меня регулярно информировал капитан Веревкин, командир 3-го батальона, стоявшего между с.Заречье и Изув. По данным нашей разведки немцы сконцентрировали в приграничной полосе большие силы, регулярно подвозили и складировали снаряды и мины, на приграничных аэродромах базировалась их авиация.

К реке Западный Буг, в лес южнее Устилуг были подвезены наплавные переправочные средства.

С первых чисел июня немецкие самолеты ежедневно нарушали с разведывательной целью наше воздушное пространство. Числа 15 июня немцы начали во многих местах в ночное время строить заборы из веток. При электрическом свете за этими заборами проводились какие-то работы. Тракторами и автомашинами в течение всего темного времени к эти местам что-то подвозилось. 17 июня немцы начали открыто проводить окопные работы. Достаточно было проанализировать все эти факты, чтобы прийти к выводу о готовящемся нападении на нашу страну.

Наша 87 стрелковая дивизия прикрывала направление наиболее вероятного удара немцев Луцк – Ровно – Житомир – Киев. В своем составе она имела три стрелковых полка, два артиллерийских, противотанковый артиллерийский дивизион, разведывательный, танковый и саперный батальоны, зенитный артиллерийский дивизион, роту химической защиты.

16, 96 и 283 стрелковыми полками командовали соответственно полковник Филимонов Петр Исаевич, я, Василенко Емельян Иванович, в то время подполковник, и полковник Порошенко. 212 гаубичным артиллерийским полком командовал полковник Катасонов Алексей Гаврилович и 197 легким артиллерийским полком – майор Гладких.

Все командиры полков, командиры отдельных частей, начальники родов войск и служб дивизии были участниками Гражданской войны, освободительного похода в Западную Украину в сентябре 1939 г. и войны с белофиннами, имели большой стаж службы в Красной Армии, большой опыт командования отдельными частями и полками.

Командовал дивизией генерал-майор Алябушев Ф.Ф., прибывший в апреле 1941 г. Кроме 97 стрелковой дивизии во Владимире-Волынском дислоцировалась 41-я танковая дивизия (ею командовал полковник Павлов) и штаб укрепленного района (УР). В состав УР входили четыре отдельных пулеметных батальона и два артиллерийских дивизиона. Командование дивизии и командиры полков правильно оценивали сложившуюся обстановку. Однако нужно было предпринимать соответствующие практические шаги.

В среду 18 июня я собрал на секретное совещание командиров батальонов Шорина, Николаева, Веревкина, замполита т.Богуна, зам.по тылу Гунько, начальника артснабжения Облицова, исполняющего должность начальника штаба Запарина и приказал выдать в батальоны, роты и батареи все вооружение, недостающее до штата, из неприкосновенного запаса: станковые и ручные пулеметы, пулеметные ленты, диски, боеприпасы, зарядные ящики, походные кухни, продовольствие. Все полученное вывезти в лагерь полка и приготовить к бою; батальон приписного состава полностью вооружить. В течение ночи с 18 на 19 июня все это было выполнено.

96 стрелковый полк был готов к боевым действиям. Но 19 июня из Луцка в дивизию приехала комиссия, которая обнаружила отсутствие имущества НЗ на складах. Мне было приказано все полученное вернуть на склады, об исполнении доложить не позднее 21.06.41. Однако я под свою ответственность приказал т.Гунько все имущество оставить в лагере. Приехав в лагерь во второй половине дня 21.06.41 в штабе дивизии, я проверил готовность полка к боевым действиям, дал указания работникам штаба и комбатам, проинструктировал заступающий наряд. После ужина, собрав весь полк в летнем зале, провел беседу, ответил на все вопросы красноармейцев, после чего предоставил слово своему замполиту т.Богуну, оставил за себя командира 1-го батальона капитана Шорина и уехал в город. К штабу дивизии приехал к полуночи. На улице возле штаба в походной колонне стоял разведбатальон, в помещении штаба горел свет, все его работники были на местах.

Я зашел к начальнику штаба полковник Бланку М.И. и доложил, что приказ о возвращении полученного вооружения и боеприпасов на склады выполнить не успел, за что получил от него замечание. К сожалению доверительного разговора у нас не получилось.

Домой приехал уже во втором часу ночи. Жена не ложилась, дожидалась меня.

3. Первый день войны.

В 4 часа утра  22 июня разбудил меня сын Юрий. По всему военному городку рвались снаряды. Мне позвонил т.Гунько. «Вот, товарищ командир, началась война!» - взволновано сказал он. Я приказал ему ехать в лагерь к полку, а сам направился в штаб дивизии. В этот момент, когда я подбегал к зданию штаба, в его угол угодил снаряд.

Комдив генерал-майор Алябушев бузуспешно пытался связаться по телефону с штабом армии. Связи не было.

Пробыв несколько минут у комдива и уяснив обстановку, я на тачанке, которую к штабу прислала жена, помчался в лагерь.

Лагерь бомбили и обстреливали несколько самолетов с крестами на крыльях. Тов.Гунько уже поднял по тревоге и выстроил полк. Строились и другие полки дивизии.

В лагере весь командный состав 96 с.п. был в сборе.

Объяснив маршрут движения и построение на марше, я приказал командиру 1-го батальона капитану Шорину вести передовой отряд бегом и сам со старшим лейтенантом Запариным в сопровождении взвода конной разведки следовал во главе передового отряда. Проходя через город, мы видели на его улицах и центральной площади много убитых красноармейцев, командиров и гражданских лиц.

У реки передовой отряд был обстрелян ружейно – пулеметным огнем. Противник уже овладел мостом на реке Луга и юго-западной окраиной города.

Головной отряд сходу развернулся в боевой порядок и пошел в атаку. Уничтожив группы противника на северном берегу и овладев мостом, 1-й батальон быстро с боем шел вперед. В результате стремительного наступления при поддержке двух батарей батальон овладел фольварком Попадьевка, селом Новоселки и продолжал наступление в направлении высот 203,2 и 279,6.

2-й батальон, введенный в бой на левом фланге, овладел селом Краж и наступал на высоту 229,4. завязался сильный огневой бой. К 12 часам дня 96 стрелковый полк овладел высотами 203,2, 279,6, 229,4, фольварком Викторуз.

Противник, овладев Устилугом еще до восхода солнца, направил свой главный удар вдоль шоссе на Владимир-Волынский, но будучи встречен огнем 212 гап и 3-го дивизиона 197 лап, не смог к 12 часам форсировать р.Луга.

Командир 212 гап полковник Катасонов огнем своего полка участок от реки Луга на фронте 3-4 км до З.Буга превратил в зону смерти.

С подходом к рубежу излучины р.Луга 16 стрелкового полка здесь завязался ожесточенный бой. Противник на этом направлении имел особенно большое превосходство.

Во второй половине дня в мое распоряжение прибыл 197 лап без третьего дивизиона. При поддержке двух дивизионов артиллерии 96 полк к исходу дня овладел населенным пунктом Хотобусь (Хотячив – С.Я.), завязав бой за высоту 188,4 и с.Изув. Противник, прижатый к Западному Бугу, оказывал яростное сопротивление.

С наступлением сумерек бой стал утихать. Не сумев продвинуться дальше, полк начал закрепляться на достигнутом рубеже.

Дивизионы 197 лап перенесли свой огонь на участок шоссе от Устилуга до моста на р.Луга.

За первый день войны 96 стрелковый полк уничтожил несколько сот солдат и офицеров, захватил много винтовок, автоматов, пулеметов, несколько 81-мм минометов и два штурмовых орудия калибра 150мм, освободил несколько гарнизонов УР, где были семьи командного состава 29 отдельного пулеметного батальона. В течение ночи с 22 на 23 июня изменений в обстановке не произошло.

Ночью 96 стрелковый полк вывозил раненых, хоронил убитых, пополнялся боеприпасами.

Были собраны остатки 3-го батальона, который к моменту нападения немцев располагался вблизи границы и понес большие потери от артиллерийского огня противника.. Его командир капитан Веревкин был ранен, но остался в строю и с боем отвел батальон.

Противник был верен себе, упорно выполняя намеченный план. Неся громадные потери от  огня 212 гап, 197 лап и 16 стрелкового полка, с остервенением рвался к Владимиру-Волынскому, хотя 96 стрелковый полк к исходу дня вышел к Западному Бугу, угрожая его флангу. В течение ночи стороны активных боевых действий не вели.

Противник накапливал силы перед фронтом 16 стрелкового полка. По дороге от Устилуга на Владимир-Волынский не прекращался гул моторов и лязганье танковых гусениц. Утро 23 июня предвещало жестокий бой.

4. Второй день войны.

23 июня 96 стрелковый полк после артиллерийского налета перешел в решительное наступление. Первый батальон капитана Шорина к 9 часам овладел высотой 188,4 и завязал бой на юго-восточной окраине Устилуга; второй батальон вел бой за село Изув. К 12 часам первый батальон овладел южной частью Устилуга и вышел к мосту. Второй батальон капитана Николаева овладел селом Изув. Большинство немцев, пытавшихся переправиться на западный берег Буга утонуло в реке.

Я приказал капитану Шорину овладеть переправой и уничтожить мост. В Устилуге завязался ожесточенный бой. Сопротивление противника нарастало. Бой шел буквально за каждый дом. По мосту в это время противник перетягивал артиллерию на конной тяге, которая сосредотачивалась под деревьями на шоссе.

В полк на броневике прибыл начальник разведки дивизии и передал приказ комдива границу не переходить и действовать по обстановке. Обстановка же к 13 часам 23 июня сложилась следующая. 16 стрелковый полк оборонялся за рекой Луга. Слышался ожесточенный огневой бой. Полковник Филимонов меня информировал, что противник, переправившись через реку в районе села Тростянка, обтекая фланги полка, с боем медленно продвигается на Владимир-Волынский. 283 стрелковый полк стоял во втором эшелоне, в бой не вводился.

На участке второго батальона 96 стрелкового полка противник вел огонь из-за Буга, форсировать реку попыток не предпринимал. Первый батальон овладеть мостом в Устилуге не сумел. Во второй половине дня мне представился майор – танкист, командир танкового батальона 41-й танковой дивизии.

Батальон танков Т-26, сосредоточенный в районе фольварка Попадьевка, севернее высоты 229,6, придавался 96 стрелковому полку. К этому времени противник все свои усилия сосредоточил на удержании переправы на мосту в Устилуге и прорыва обороны 16 стрелкового полка, свой правый фланг ничем не прикрывал.

Колонна артиллерии противника – более 40 гаубиц калибра 150мм на конной тяге стояла в бездействии на шоссе. Противник проявлял полную беспечность. Лошади были выпряжены и широко паслись, солдаты собрались у походных кухонь.

Решение напрашивалось само собою.

По моему приказу в назначенное время два дивизиона 197 лап и полковые батареи 96 стрелкового полка открыли по колонне противника беглый огонь, после чего 30 танков с десантом на броне ринулись в атаку. Противник был ошеломлен и не смог произвести ни одного выстрела. В течение получасового боя артиллерийский полк был полностью уничтожен. Захвачено 40 орудий, 80 зарядных ящиков, много повозок и походных кухонь, несколько сот лошадей, убито и ранено более 600 и захвачено в плен около 400 фашистов во главе с командиром и начальником штаба полка. У начальника штаба была изъята карта, которую он пытался уничтожить, сунув в ведро с водой. На ней с большой точностью были нанесены все ДОТы Ура, их секторы обстрелов, все военные обьекты на восточном берегу Буга. В этой атаке особенно отличились комбат капитан Шорин, командир роты старший лейтенант Лебанидзе, командир пулеметной роты лейтенант Кононенко, старший лейтенант Запарин.

Захваченные орудия и боеприпасы к ним по моему приказу были уничтожены саперами под руководством инженера полка старшего лейтенант Грудзинского, так как противник, сняв с участка 16 полка 50 танков, перешел в контратаку. Завязался ожесточенный бой. Противник наращивал силу ударов. Для первого батальона и саперной роты создалось угрожающее положение. Некуда было девать захваченных пленных и лошадей…

Я приказал с боем отходить к высоте 188,4. С наступлением темноты первый батальон перешел к обороне на северо-западных скатах  этой высоты. Танковый батальон к этому времени был отозван. Я получил приказ отойти и занять оборону на восточном берегу небольшой речушки – притоки Луги. В течение ночи с 23 на 24 июня был оборудован оборонительный рубеж. Батальоны пополнялись за счет приписного состава. Начальник артиллерийского снабжения тов. Облицев вывозил со складов остатки боеприпасов, заместитель по тылу тов.Гунько – запасы продовольствия.

На удалении 3-4 км за левы флангом полка стоял 283 стрелковый полк. Особенно меня беспокоил открытый правый фланг. На его прикрытие я поставил полковую школу в составе 250 штыков, трех станковых и девяти ручных пулеметов.

Наш правый сосед – 16 стрелковый полк, будучи обойден противником справа, с боем отходил на западную окраину города, ночью оставил город и отошел в направлении Луцка. Связь 96 сп с 16 сп и штадивом была прервана.

В течение ночи автоколонны противника с зажженными фарами двигались в направлении Владимира-Волынского.

Прошла ночь. Полк был готов к бою. Но противник, заняв Владимир-Волынский, на нашем участке активности не проявлял, развивая свои действия в направлении Луцка.

Укрепленный район пал. Сопротивлялись кое-где отдельные гарнизоны 145-го и 20-го отдельных пулеметных батальонов. Они героически сражались и погибли, но их сопротивление не оказало заметного влияния на обстановку, сложившуюся в первые дни войны.

Здесь я должен отметить действия одного орудийного расчета артдивизиона Ура. Это расчет с орудием большой мощности устаревшего образца и боеприпасами к нему был нами обнаружен при наступлении в первый день войны во ржи. Как уцелел расчет, не знаю. Район, где он был обнаружен, был занят противником. Этот расчет мы использовали в своих боевых порядках. Выстрелы этого орудия сотрясали землю, наводили ужас на фашистов и уничтожали их десятками при каждом разрыве снаряда. При нашем отходе орудие было подорвано, так как буксировать его было нечем и боеприпасы к нему были израсходованы.

5. 24 июня 1941 года. Третий день войны.

С 9 часов утра 24 июня немцы начали подводить свои войска в батальонных колоннах с направлений с.Изув и Устилуга в полосе обороны 96 сп. В течение 3-4 часов подошли до 5 батальонов пехоты. Их колонны на удалении до 2 км рассредотачивались и скрывались в посевах ржи. Накапливались танки и артиллерия. Было ясно, что противник готовится к фронтальному наступлению – один из многочисленных примеров шаблонной тактики вермахта.

Правый фланг полка по существу был открыт и противник имел возможность ударить по нему и отрезать нам путь отхода. Но немецкое командование предпочло бить в лоб, за что поплатилось ощутимыми потерями.

Во второй половине дня 24 июня на все пятикилометровом фронте нашей обороны после сильного артиллерийского налета противник перешел в наступление при поддержке танков.

В воздухе постоянно висело до 8-12 самолетов.

Особенно уязвимыми были лошади. В полку по существу не было автомашин, а все было на конной тяге. Лошадь не спрячешь в окоп или щель. Противник знал наше слабое место и уничтожал лошадей. Орудия, минометы и пулеметы оставались без тяги. Мы лишались маневренности, затруднялся подвоз боеприпасов и эвакуация раненых.

Огонь счетверенных пулеметов зенитного взвода был неэффективным, а воздушные пираты действовали почти безнаказанно.

Как только боевые порядки противника приближались к линии нашей обороны, их встречал губительный огонь всех видов оружия. 18 полковых орудий были установлены на прямую наводку и с дистанции 200 – 300 метров расстреливали танки врага.

В течение дня было предпринято восемь атак, и каждый раз противник откатывался с большими потерями.

На берегу речушки и в воде валялись и плавали сотни трупов, орали раненые, прося помощи, горели и дымили десятки танков.

Трудно было в этом бою кого-либо отличить. За три дня боев личный состав полка закалился и готов был сражаться с фашистами всеми средствами, вплоть до зубов. Приписной состав полка, призванный из соседних сел, в этом бою показал свое воинское мастерство, стойкость и героизм.

С наступлением темноты начальник штаба дивизии полковник Бланк приказал отвести полк за реку Луга в район села Селец. Туда же должен был отойти и 283 сп. Оставив на занимаемом рубеже прикрытие, полк по маршруту фольварк Викторуз, село Суходолы, Червона Гура отошел через мост у села Селец на правый берег Луги. Противник отхода полка не заметил. Позднее по этому маршруту подошло оставленное на старом рубеже  наше прикрытие.

6. 25 июня 1941 г. Четвертый день войны.

К 4 часам утра 25 июня полк сосредоточился в указанном районе и приступил к оборудованию участка обороны по восточному берегу Луги. Левее должен был занять оборону 283 стрелковый полк полковника Порошенко.

К моменту прихода в Селец 96 полка здесь уже были сосредоточены штаб и политотдел дивизии, поредевшие в боях разведывательный, танковый и саперный батальоны, батальон связи, зенитный и противотанковый дивизионы. Все эти подразделения были размещены в лесу южнее села Селец.

Штаб 96 сп с ротой связи  разместился в подвалах большого каменного здания на высоком восточном берегу р.Луга. Самым опасным направлением на участке обороны полка являлось северо-западное. Со стороны Владимира-Волынского наступление было наиболее вероятным. Поэтому этот участок было поручено оборонять первому батальону. Батальон был усилен батареей 197 лап для стрельбы по танкам прямой наводкой. Левее занимали свои участки 2-й и 3-й батальоны. Полковая школа и на сей раз оставалась в моем резерве, с задачей прикрыть оборону полка справа, сто стороны шоссе Владимир-Волынский – Луцк, по которому непрерывным потоком шли автоколонны противника.

За три дня боев 96 сп понес значительные потери. В его составе оставалось не более 1500 штыков, запас боеприпасов был ограничен.

Дивизионный склад боеприпасов был захвачен парашютным десантом противника уже в первый день войны.

Еще не успел 283 сп отойти за руку Луга, как противник со стороны с.Червона Гура и Черница открыл по его колоннам  артиллерийский огонь из 150мм мортир. Эти орудия были в каждом пехотном батальоне немцев.

После 9 часов утра 25 июня западнее Горячув противник танками атаковал походную колонну 283 сп. Завязался ожесточенный бой, длившийся несколько часов. Полк понес значительные потери.

К полудню к участку обороны 96 сп  стали прибывать отдельные повозки и мелкие группы красноармейцев 283сп. К 14 – 15 часам по участку обороны 96сп авиацией противника был нанесен сильный бомбовый удар, затем обрушился огонь артиллерии. Налеты вражеской авиации повторялись несколько раз. Истекая кровью, бойцы и командиры 96 сп  отбивали атаки вражеской пехоты. Противник нес громадные потери, но наращивал силу своего натиска. К вечеру противнику, наступающему со стороны Владимира-Волынского, удалось овладеть северной окраиной села Селец. Шел бой за каждое строение. В 96сп и 197лап не осталось ни одного снаряда. Все наши орудия бездействовали, а враг все наседал, но прорвать наше оборону сто стороны реки не смог. Все его атаки отбивались ружейно-пулеметным огнем и гранатами.

С наступлением темноты немцы зажгли село Селец и лес. Бой продолжался в зареве огня. Особенно свирепствовали авиация и артиллерия врага.

Пламя пожаров освещало трупы убитых людей и лошадей, опрокинутые повозки и орудия. Рядом с моим НП лежал мой убитый ординарец и труп моей верховой лошади, опрокинутый фаэтон с лошадьми, весь инструмент полкового духового оркестра со множеством пробоин в каждом инструменте.

К 23 часам атаки противника прекратились, но огонь его артиллерии и налеты авиации продолжались с тем же остервенением.

Меня вызвал командир дивизии, сообщив, что штаб дивизии переходит на новый командный пункт, приказал доложить свои соображения по выводу полка и частей дивизии из окружения. Я предложил следующий план действий. Первый батальон 96 сп, полковая школа и батарея 197лап без пушек и оставшихся 4 танка танкового батальона составляют группу прорыва. Командир группы прорыва капитан Шорин, его заместитель начальник штаба 197лап. Прорыв осуществляется в направлении на с.Хмелув, с.Хворустув с последующим выходом к р.Турия. За отрядом прорыва следуют штаб полка, все специальные подразделения, второй батальон, а за ними оставшиеся части дивизии. Прикрывает отход 3-й батальон 96сп. Все три батальона оставляют прикрытие на своих участках обороны. Если преследования не будет, подразделения прикрытия, следуя заданными маршрутами, присоединяются к своим колоннам.

Генерал Алябушев план утвердил без существенных поправок.

В селе Селец на месте расположения штадива в кустах был обнаружен раненный начальник артиллерии дивизии подполковник Бордюг. Его на носилках вынесли воины 96сп в село Хмелув.

Подошли к Луцкому шоссе. По нему непрерывным потоком шли автомашины с пехотой, танки, артиллерией. Подразделения полка залегли вдоль шоссе.

Ко мне на носилках поднесли т.Бордюга. Он стонал. Рана на ноге разбухла. Требовалась срочная операция. Я предложил положить его в машину.

Как только в колонне немцев прошли танки, подразделения полка по команде открыли огонь. Противник не оказал сопротивления. Его машины с включенными фарами на большой скорости ушли на восток. Я приказал шоферу т.Бордюга включить фары и на предельной скорости, не останавливаясь, двигаться на восток, пристроиться к колонне противника. Далее действовать по обстановке. Как мне впоследствии стало известно, хитрость удалась. Шофер пристроился к немецкой колонне, затем свернул на проселочную дорогу и сумел вывезти своего раненого начальника в расположение наших войск.

96сп пересек шоссе и ворвался в село Хворостов, где разгромил штаб немецкой дивизии, затем лесами и болотами ушел к реке турье на северо-восток.

7. Прорыв из окружения. Бои у Малина и Радомышля.

28 июня рано утром, двигаясь лесами, полк подошел к дороге Озютичи – Турийск. Разведка донесла, что на дороге в направлении Озютичи следует автоколонна с пехотой. Мы с капитаном Шориным и старшим лейтенантом Запариным, скрываясь за деревьями и кустами, подошли к дороге.

В каких-нибудь 15-20 метрах от нас шли автомашины с пехотой, орудия на прицепах, танки. Я дал команду скрытно подвести батальон вплотную к дороге и с дистанции 30-50 метров одновременно открыть огонь. В колонне противника поднялась невероятная паника. Машины стали останавливаться, сталкиваться. Офицеры пытались организовать оборону, но тщетно. Все расстреливалось в упор. В этом бою было уничтожено до 500 гитлеровцев, более 30 автомашин и около десятка мотоциклов. Капитан Шорин лично из пистолета лично уничтожил несколько офицеров.

96сп с другими частями дивизии, продвигаясь по тылам противника и ведя бои с его гарнизонами с ограниченным количеством боеприпасов, на 13 сутки вышел на реку Горынь на участке 62 стрелковой дивизии.

При прорыве из окружения погиб командир 87 стрелковой дивизии генерал-майор Алябушев.

После выхода из окружения 87 сд была выведена в резерв фронта и сосредоточена в Игнатпольских лагерях, севернее Коростеня. К моменту нашего прихода здесь уже были собраны все командиры из частей дивизии, бывшие в отпусках, в их числе мой заместитель майор Чеботарев и начальник штаба полка капитан Клементьев. Здесь, в Игнатпольских лагерях в командование дивизией вступил полковник Васильев. Полковой комиссар Диденко был назначен комиссаром дивизии.

Полковник Бланк был отозван, ему было доверено командование оперативной группой, действовавшей северо-западнее Житомира.

87 стрелковая дивизия была поднята по тревоге и на автотранспорте переброшена на рубеж реки Ирша, по северному берегу которого заняла оборону. 96 сп с приданным дивизионов пушек-гаубиц занял оборону в центре боевого порядка в районе г.Малин. В городе было полное безвластие. Все учреждения эвакуированы. У здания военкомата собралось до 1000 бойцов, отбившихся от своих частей.

Я приказал начальнику штаба капитану Клементьеву П.В. всех их зарегистрировать и зачислить в полк. Эти бойцы прекрасно проявили себя в последующих боях.

Мой заместитель по тылу капитан Гунько Г.Д. собрал продовольствие и горючее из брошенных магазинов и складов.

Таким образом в Малине 96 сп укомлектовался личным составом и создал запас продовольствия, медикаментов и фуража.

Полковые разведчики обнаружили в лесу, в 12 км южнее Малина, «затерявшийся» стрелковый батальон с приданной ему батареей 76мм пушек. Это подразделение я подчинил себе. Их командиры восприняли это с удовлетворением и в боевой обстановке проявили себя превосходно. Теперь 96 сп имел в своем составе кроме специальных подразделений три стрелковых батальона до 1100 бойцов в каждом и мог выполнить любую боевую задачу.

В то же время доукомплектовывались 16 и 283 сп нашей дивизии.

9 июля 87 сд вместе с другими соединениями 5-й армии была поставлена задача нанести контрудар в направлении Радомышля и далее на Коростышев с целью предотвратить продвижение германских танковых дивизий по Житомирскому шоссе на Киев.

В течение трех суток полки дивизии наступали на широком фронте, и овладев рядом населенных пунктов, вышли на линию Новоград-Волынский – Радомышль.

96 стрелковый полк в результате ожесточенного боя освободил город Радомышль. В этом бою, длившемуся более суток, полк понес большие потери. Бой шел за каждый квартал, улицу, дом. Но утром следующего дня я получил приказ оставить город и отходить на Малин.

На стыке с нашим правым соседом механизированная дивизия СС «Викинг» прорвала фронт и устремилась на Малин, упредив наш отход.

96 сп с боями отходил к селам Белая Криница  и Кодра.

В бою за село Белая Криница погиб комиссар 96 сп старший политрук Богун.

В начале августа 16 и 283 стрелковые полки нашей 87 дивизии вели наступательные бои вдоль железной дороги с рубежа с.Песковка в направлении Малина. Бои носили ожесточенный характер и протекали с переменным успехом.

96 сп составлял второй эшелон дивизии и готовил оборону по восточному берегу реки Тетерев.

 

8. Отход к Днепру. Бои под Окуниново.

22 августа 1941 г. 27 стрелковый корпус, в составе которого к тому времени была дивизия, в виду сложившейся обстановки на Юго-Западном и Центральном фронтах, получил приказ отойти за реку Днепр вслед за частями 5-й армии.

Гитлеровцы, обнаружив отход наших войск, предприняли яростные атаки вдоль реки Тетерев, пытались перехватись пути нашего отхода.

23 августа немцы прорвали слабое прикрытие на стыке 5-й армии и 27 стрелкового корпуса и устремились к Днепру. Подвижная группа их танковой дивизии овладела мостом в районе с.Окуниново. Переправившиеся части противника двинулись на Остер.

96 стрелковый полк, состоявший в то время в резерв командира корпуса, был переброшен в район Иваникова с задачей прорваться через Богданы к Днепру и уничтожить окуниновский мост. Эта задача была непосильна для одного полка. Противник в районе переправы сумел сосредоточить крупные силы.

В боях за Иванков погиб вновь назначенный комиссар 96 полка. Полк был отведен к селу Дымер и после трехдневных боев на реке Здвиж переправился на левый берег Днепра вместе с другими частями 87 сд.

Перед дивизией была поставлена задача овладеть шоссе на г.Остер, уничтожить плацдарм противника на восточном берегу Днепра в районе Окуниново.

Полки дивизии неоднократно о участком шоссе овладевали участком шоссе восточнее села Окуниново, но ликвидировать плацдарм были не в силах. В этих тяжелых боях погиб командир 283 стрелкового полка полковник Порошенко.

В полках дивизии к этому времени едва ли насчитывалось по 500 человек боевого состава, почти полностью была утрачена артиллерия и другое тяжелое вооружение. Но люди дрались, презирая смерть.

Командный и рядовой состав 96  стрелкового полка с первого дня Великой Отечественной войны проявил образцы организованности, мужества и отваги.

В боях за Родину, до конца выполнив свой солдатский долг, погибли мои боевые товарищи Клементьев П.В., Чеботарев, Богун, Рыбалко, Пономарев, Хотницкий и многие другие герои.

Были тяжело ранены товарищи Шорин В.И., Николаев,  Веревкин, Запарин П.Д., Гунько П.Д…

Своими подвигами они вписали в летопись Великой Отечественной войны страницы непревзойденной стойкости, бесстрашия и героизма.

30 августа мне было приказано сдать полк своему заместителю майору Чеботареву. Простившись с полком, я поздно вечером прибыл в штадив.

Утром следующего дня комдив полковник Васильев и комиссар дивизии полковой комиссар Диденко направили меня в Киев, в штаб 37 армии. Из Киева я прибыл в штаб фронта в г.Прилуках, а оттуда - через Полтаву на аэродром в Харьков.

4 сентября в Москве, в Главном управлении кадров мне вручили предписание в

Тупить в командование 136-й стрелковой дивизией, которая из г.Ленинакана Армянской ССР направлялась в состав 9-й армии Южного фронта.

13 сентября в Ростове-на-Дону я уже знакомился с ее командным складом. Открывалась новая страница моей биографии.

Командир 136-ї сд генерал-майор О.І.Василенко

 

9 февраля 1968 г., г.Краснодар

 

Из писем Е.И.Василенко.

Е.И.Василенко – П.У.Диденко. 12 апреля 1966 г.

…Воинов 87 сд я считаю братьями, особенно воинов 96-го СП, таких как Шорин, Веревкин, Гриднев – комбаты 96 сп, Гунько и Чеботарев – заместители, Клементьев – начальник штаба полка, Богун – заместитель по политической части; и многих других командиров, старшин, сержантов и солдат всех тех, кто грудью стал на границе и не отошел без приказа, кто защищал Родину и погибал за Родину.

Вы пишете о тов.Катасонове. Это же командир 212 гап (полковник Катасонов Алексей Гаврилович). Это он огнем 36 орудий полка отбивал все атаки фашистов, стремящихся овладеть мостом на р.Луга, пока не подошел 16 сп. Если бы не он, то фашисты уже 22 июня, в первый день войны были бы во Владимире-Волынском.

Интересно, награждены ли он и т.Бордюг за бои на границе?

Плохо, что те, кто отдавал жизнь в первые дни и месяцы войны остались забыты. Никто из командиров полков, батальонов, рот и батарей не награждены. Ох, как обидно, что забыто то, чего забывать нельзя, даже преступно!..

 

Из письма П.У.Диденко от 09.11.1966

… Мой сын погиб. Окончил военное училище, 18 лет стал офицером. Воевал в должности командира пулеметной роты с июня 1943г. по май 1945г. Был ранен на Днепре, брал Берлин, Дрезден, Прагу, а затем воевал с японцами в Манчжурии. В 1951 г. погиб при разминировании в Смоленской области, похоронен в г.Дорогобуже…

…Полковник Порошенко, командир 283 сп погиб под с.Окуниново. Он был тяжело ранен в бою, при эвакуации я с ним простился. Он умер в ту же ночь…

 

Из письма П.У.Диденко от 22.10.1966

… Вы, Петр Устинович, хорошо сделали, что выступили по телевидению. Пусть люди знают, что была такая 87 сд и ее 16, 96, 283 сп, 197 и 212 артиллерийские полки, что были и воевали Филимонов, Порошенко, Василенко, Бордюг, Васильев, Бланк, Диденко, Богун, Алябушев, Гунько, Шорин, Веревкин и многие – многие истинные сыны Родины, кто уже 22 июня 1941 г. Отстаивал в неравном бою рубежи Родины, проявляя невиданный героизм…

 

 

Омелян Іванович Василенко

Активний учасник Громадянської війни на Кубані. Разом з батьком, Іваном Дементійовичем, і  старшим братом Опанасом добровільно вступив до Червоної Армії в березні 1918 року. Брав участь в поході Таманської армії.

З жовтня 1938  до 30 серпня 1941 року – командир 96-го сп 87-ї сд, підполковник. На чолі полку приймав участь в радянсько-польській (1939), радянсько-фінській (1939-1940рр.) війнах. Уміло командував полком у прикордонній битві червня – серпня 1941 року. 

У вересні 1941 року призначений командиром ордена Леніна 136-ї стрілецької дивізії, яка була передана із резерва Стави до складу Південного фронту. Вміло керував діями дивізії до січня 1944 року. Під командуванням полковника, а згодом генерал-майора О.І.Василенка 136-та сд прославилась під час оборонних боїв на Донбасі проти військ 2-ї танкової групи (Д'яківська оборона жовтня – листопада 1941 року).

За стійкість, організованість і масовий героїзм, проявлені бійцями і командирами дивізія була перейменована в 15-ту гвардійську стрілецьку і нагороджена орденом Червоного Прапора. Командир і комісар дивізії були удостоєні орденів Леніна.

Під командуванням гвардії генерал-майора О.І.Василенка 15-та гсд стійко оборонялась на  підступах до Сталінграда з південного напрямку, брала участь в оточенні і знищенні військ 6-ї німецької армії.

Згодом воїни дивізії брали участь в Курській битві, звільненні Харкова (удостоєна почесного найменування Харківська), лівобережної України, форсуванні Дніпра і боях на правобережжі.

Командир дивізії в ході цих боїв двічі був важко поранений.

Після закінчення основного курсу ВАГШ гвардії генерал-майор Василенко очолив 106-ту Дніпровсько-Забайкальську стрілецьку дивізію, яка під його командуванням у складі 1-го Українського фронту брала участь в Берлінській наступальній операції, а згодом – в звільненні території Чехословаччини.

За вміле керівництво військами і особисту мужність в боях з ворогом О.І.Василенко в роки Великої Вітчизняної війни був удостоєний двох орденів Леніна, чотирьох орденів Червоного Прапора, ордена Суворова, орденів Кутузова 1-го та 2-го ступенів, медалей «За оборону Киева», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги».

Генерал-майор О.І.Василенко, 1945 р.

Бойові заслуги генерала Василенка знайшли відображення в мемуарах маршалів І.Х.Баграмяна, І.С.Конєва, а період боїв на Донбасі (Д’яківської оборони – у фільмі «Товариш генерал».

 

Кадр із фільму «Товариш генерал».

У ролі комдива Василенка актор Юрій Волков

 

Категорія: Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів | Додав: voenkom (03.08.2014)
Переглядів: 673 | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: