О ПРОШЛОМ, О ГЛАВНОМ - Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів - 87-ма стрілецька. У боях і походах - Каталог статей - Персональный сайт Сергея Яровенко
Субота
10.12.2016
17:42
Форма входу
Категорії розділу
Історія бойового шляху 87-ї сд (1-го формування) [11]
Розповідь про бойовий шлях 87-ї стрілецької дивізії з моменту формування до вересня 1941 року
Персоналії 87-ї сд [7]
Публікації про 87-му сд та її бійців в засобах масової інформації.
Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів [41]
Спогади ветеранів 87-ї сд, зібрані сином командира 16-го сп 87-ї сд Борисом Петровичем Филимоновим та із фондів музеїв Луцька, Володимира-Волинського, Устилуга
Від курсанта до комбата. "Лейтенантська" проза Миколи Івановича Куцаєва. [8]
Розповідь про курсантські роки та перші місяці боїв 1941 року колишнього командира 6-ї стрілецької роти 283-го сп 87-їсд М.І.Куцаєва, надані його сином М.М.Куцаєвим, м.Ростов-на-Дону.
Пошук
Наше опитування
Чи готувався СРСР до нападу на Німеччину у 1941 р.

Всього відповідей: 352
Друзі сайту
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Бої місцевого значення

Каталог статей

Головна » Статті » 87-ма стрілецька. У боях і походах » Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів

О ПРОШЛОМ, О ГЛАВНОМ

Лейферов Евгений Семенович

Подполковник в отставке

 

О ПРОШЛОМ, О ГЛАВНОМ

 

Лейферов Є.С. Фото 1934 р.

По рекомендации комсомольской ячейки печатников г.Артемовска (Донбасс) меня в 1927 г. зачислили курсантом в Киевскую пехотную школу имени Рабочих Красного Замоскворечья, которую я окончил в 1930 году.

Служил командиром взвода, командиром роты в 299 стрелковом полку 100 сд, которая дислоцировалась в г.Белая Церковь.

В 1937 году был переведен в 16 сп 87 сд, на должность начальника обозно-вещевого довольствия полка.

Перевод на хозяйственную работу был связан с тем, что в 1933 году на маневрах я сломал левую руку, последствия этой травмы испытываю и по сей день.

В составе 16 сп в 1939 году участвовал в освободительном походе в Западную Украину, а в начале 1940 г. – в войне с белофиннами на Петрозаводском направлении.

В апреле 1940 г., по возвращении во Владимир-Волынский из Финляндии я был назначен начальником 4-го отделения штаба дивизии. У меня было 2-а старших помощника – техники-интенданты 1-го ранга тов.Харченко и тов.Пурхач и делопроизводитель техник-интендант 2-го ранга тов.Лобода. Это были грамотные, инициативные работники.

По рассказам начальника разведки дивизии капитана Котляренко немцы в приграничной полосе вели усиленное военное строительство.

О том, что немцы стягивают войска к нашей границе и готовятся к войне с нами явствовало и из еженедельных разведобзоров, которые регулярно поступали к нам из Москвы.

По вызову Управления кадров Киевского особого военного округа 18 июня 1941 г. я прибыл в штаб округа, имея при себе все необходимые данные, и приступил к работе по подготовке приказа о перемещении командного состава дивизии.

На следующий день в служебное время все работники штаба были собраны в большой аудитории, где один из руководящих работников округа (я его не знал) выступил с информацией, которую закончил примерно так:

«Немец начнет, но мы должны быть в полной боевой готовности».

Не завершив только что начатую работу, все прикомандированные разьехались в свои части.

В этой командировке меня сопровождал тов.Харченко. Когда мы покинули здание штаба округа и вышли на улицу, ведущую к вокзалу, нам представилась необычная картина: в сторону вокзала двигался сплошной поток людей всех возрастов, одетых в полевую военную форму. Их провожали члены семей.

Взять билеты на поезда, идущие на запад, невозможно. В вагоны втискивались силой.

Тов.Харченко забежал в вокзал, купил в санитарном киоске перевязочный бинт, обмотал им мою голову и, толкая меня вперед, кричал:

«Дорогу, дорогу дайте, везу раненого!»

Таким образом мы проникли в вагон и 21 июня уже были в штабе нашей 87 сд. Днем обстановка была относительно спокойной. Вечером в гарнизонном клубе для семей командного состава была прочитана лекция по международному положению, которая закончилась призывом к бдительности и вместе с тем, уверением, что если придется воевать, то воевать будем на вражеской территории.

Примерно в 21-00 вместе с полковником Бланком – начальником штаба дивизии – мы вышли из штаба и по пути домой распрощались, а в 4-00 22 июня немецкие снаряды стали рваться у наших домов.

Впереди домов начсостава, на удалении примерно 80 – 100 метров в артиллерийском парке стояли гаубицы 212 артиллерийского полка. Вскочив на окно, я увидел вспышки орудийных выстрелов. Наши артиллеристы вели ответный огонь. Началась война!

В 1982 году мне представилась возможность ознакомиться с воспоминаниями командира 212 гап гвардии полковника Катасонова А.Г. Он пишет:

«Командир 3-го дивизиона капитан Скворнюк В.А. решил развернуть дивизион прямо в артиллерийском парке и, не теряя времени, открыл огонь по врагу».

Теперь я знаю, кто в первые же минуты начавшейся войны вел ответный огонь. Наша им признательность и благодарность.

Быстро одевшись, сказал жене:

«Бери детей (сыну 9 лет, дочери 3 года) и иди к остальным матерями».

Сейчас же побежал в штаб. С семьей я встретился только после окончания войны, в сентябре 1945 года.

Моя правая рука, тов.Харченко напомнил, что необходимо до эвакуации семей обеспечить жен командиров соответствующими справками. Для их оформления необходима печать, но к начальнику штаба полковнику Бланку сейчас с этим вопросом не подступишься. Пошел к начальнику штаба я сам. Полковник Бланк молча выслушал, посмотрел на меня долгим внимательным взглядом, достал из сейфа печать и, не говоря ни слова, отдал ее мне.

На второй день войны наши части оставили Владимир-Волынский. Перед Луцком какой-то генерал организовал оборону, задерживая всех отступающих. Луцк мне запомнился в пламени пожаров.

В августе 1941 г. наша 87 сд действовала в составе 37 армии, которая обороняла Киев.

Уже за Днепром на реке Десна в результате одного из артиллерийских налетов были ранены начальник 5-го отделения штаба дивизии майор Яцына, он же исполняющий обязанности начальника штаба после убытия полковника Бланка, и вновь назначенный начальник разведки старший лейтенант Казанцев М.К. Раненых мы погрузили на полуторку и отправили в тыл. Майора Яцыну я больше не встречал, а вот Михаила Константиновича Казанцева уже в звании полковника запаса я  через 40 лет встретил во Владимире-Волынском. Оба мы были несказанно рады. Там же я встретился с его ординарцем Жеребецким Антоном Ивановичем.

В последние дни нашего отхода по приказу командира 27 стрелкового корпуса из состава штаба 87 сд и штабных подразделений был сформирован отряд в составе до 70 человек. Его командиром был назначен начальник штаба артиллерии майор Наврузов, комиссаром – комиссар 14-го отдельного зенитного дивизиона старший политрук Остапчук, а начальником штаба был назначен я, капитан Лейферов.

Во второй половине сентября 1941 года нас ночью группами по 10-15 человек через определенные промежутки времени отправляли в атаку на захват Барышевского железнодорожного моста. Немцы встречали нас автоматным и пулеметным огнем, стреляли, как правило, трассирующими пулями.

Мы спустились к берегу заболоченной речки и там в камышах нас застал рассвет. Целый день просидели в воде, невдалеке, на мосту, где стоял оставленный нашими частями обоз, были немцы. С наступлением темноты решили перебраться на восточный берег. В нашей группе был секретарь дивизионной парткомиссии майор Анашкин, работник политотдела тов. Мазур (его звания не помню), редактор дивизионной многотиражки капитан Симонов, техник-интендант 2 ранга Калиниченко, присоединившаяся к нам девушка из Киева Лиза Канюшковер и один красноармеец (фамилии его не знаю).

Когда мы переплывали 5-ти метровый канал, немцы с берега нас заметили и открыли сильный автоматный огонь. Был смертельно ранен тов.Мазур.

Из окружения я вышел 9 ноября 1941 г. Пройдя несколько проверок, прибыл в Воронеж, в управление кадров Юго-Западного фронта, где неожиданно встретил полковника Катасонова А.Г. с вещевым мешком за плечами. Оба обрадовались этой встрече. Ведь никто из нас не рассчитывал выйти из этого котла живым.

Из слов Алексея Гавриловича я узнал, что он уже получил назначение в 6-ю армию. Там, в Воронеже, мы с ним расстались. О том, что он остался жив, я узнал только во время встречи ветеранов 87 сд в июне 1981 г. во Владимире-Волынском.

В Воронеже я получил назначение на должность начальника 4-го отделения 124-й стрелковой дивизии, ныне 50-й гвардейской. Участвовал в боях под Сталинградом, на Курской дуге, освобождал Киев. Бои в Карпатах, Бессарабии, Румынии, Венгрии. Закончил войну в Чехословакии.

Лейферов Є.С. Фото 1945 р.

По окончании войны нашел свою возмужавшую семью, получил назначение в г.Брест.

В 1960 г. уволен в отставку по состоянию здоровья.

Несколько слов о моих встречах с бывшим командиром 96 сп 87 сд подполковником, а впоследствии гвардии генерал-майором Василенко Емельяном Ивановичем.

В июле-августе 1941 г. в период боев за Киев мне по службе приходилось бывать в 96 сп, которым командовал подполковник Василенко. Это был волевой, решительный, безумной храбрости командир.

В средине августа 1941 г. поступило приказание об отзыве в Москву в распоряжение Главного управления кадров НКО командиров полков мирного времени. Из нашей дивизии были откомандированы командир 16 сп полковник Филимонов и командир 96 сп подполковник Василенко.

Вскоре после их убытия замкнулось кольцо окружения всего Юго-Западного фронта. У нас, оставшихся в кольце, конечно и в мыслях не было когда-нибудь встретиться с убывшими сослуживцами.

Но вот через год встречаю генерала Василенко Е.И. в штабе фронта под Сталинградом. Он командовал гвардейской дивизией. Встреча была душевной. Распрощались, как родные братья.

По окончании войны в Чехословакии весь офицерский состав 51-го гвардейского стрелкового корпуса был направлен в распоряжение Управления кадров Центральной группы войск в Вену, столицу Австрии. И вот там новая встреча с прославленным генералом Василенко. Оба мы были рады встрече и тому, что мы остались живы, вспоминая товарищей по окружению 1941 года. Через несколько дней Емельян Иванович уехал в Москву за новым назначением.

Прошло еще около месяца. Нас, группу в 10 человек тоже направляют в управление кадров в Москву…

В последних числах сентября 1945 года, получив уже предписание о новом назначении, в дверях первого дома НКО опять сталкиваюсь с генерал-майором Василенко, прибывшего для получения второго ордена Ленина.

Тут он меня уже не отпустил. Мы долго сидели у него в номере гостиницы, перебирая еще в своей памяти товарищей, отдавая дань оставшимся на поле брани.

Прощание было немного грустным. У каждого из нас впереди неизведанные послевоенные дороги. Но и эта встреча была не последней. Через двадцать лет в 1965 году получаю от него письмо. Между нами установилась переписка. Емельян Иванович писал о своей работе по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Сейчас его уже нет. Но у меня хранится фотография его могилы в Краснодаре, присланная его женой Любовью Сидоровной. Она дважды была на встречах ветеранов 87 сд – в 1979 г. - в Барышевке, и в 1981 г. – во Владимире Волынском, и заслуживает большой благодарности за проводимую ею работу по увековечиванию памяти ветеранов прошедшей великой и грозной войны.

В период войны и послевоенное время я награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны ІІ ст., двумя орденами Красной Звезды, а также 12 медалями, в том числе «За оборону Киева» и «За оборону Сталинграда».

Лейферов Є.С. з дочкою командира 16-го сп полковника П.І.Филимонова – Зоєю, 1981 рік.

Являюсь ветераном вооруженных сил и ветераном труда…

 

г. Брест

Белорусская ССР

20 ноября 1982 г.

Категорія: Бойові дії 87-ї стрілецької дивізії в спогадах ветеранів | Додав: voenkom (02.08.2014)
Переглядів: 210 | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: